Автономная некоммерческая организация "Творческое обьединение - Русское музыкальное общество"

 

ЕДИНАЯ ПРОСВЕТИТЕЛЬСКАЯ ПРОГРАММА РУССКОГО МУЗЫКАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА

Презентация Единой Просветительской программы Русского музыкального общества можно скачать по ссылке...

Альфред Корто (26.09.1877 — 15.06.1962) — титан мирового пианизма, крупнейший пианист Франции ХХ века.

Альфред Корто (26.09.1877 — 15.06.1962) — титан мирового пианизма, крупнейший пианист Франции ХХ века.

Выдающийся дирижер, пропагандист Вагнера и новой русской музыки, музыкальный редактор и музыкальный писатель. Еще до поступления в Парижскую консерваторию Корто встретился с легендарным Антоном Рубинштейном, который напутствовал его словами, ставшими для молодого музыканта творческим девизом: «Малыш, запомни, что я тебе скажу. Бетховена не играют, а вновь сочиняют!»

Впоследствии Корто сформулировал свое творческое кредо: «Отношение к произведению может быть двояким: либо неподвижность, либо поиски. Поиски авторского замысла, противостоящие закостенелым традициям. Самое важное — давать волю воображению, вновь сотворяя сочинение. Это и есть интерпретация». Благодаря такому подходу Корто стал одним из лучших интерпретаторов романтической музыки — Шумана, Шопена, Листа. Именно энергия сотворчества поражает нас, современных слушателей, во всем, что играет Альфред Корто. Исполнение Второй рапсодии Листа — яркий тому пример.

В траурном звучании медленного вступительного раздела нас потрясает прежде всего неподражаемая свобода патетической декламации. Все эти темповые отклонения ad libitum невозможно ни скопировать, ни точно вычислить метрономически. Торжественно приподнято, ораторски страстно звучит у Корто эта музыка, создавая впечатление от сердца льющегося монолога.

Второй раздел — чарует блеском виртуозности и захватывает безудержным весельем. Изящество синкоп, всплески форшлагов заставляют вспомнить о французском искусстве кабаре и оперетты, об Оффенбахе и Легаре, а лихие разливы пассажей, пленительные переливы арпеджио напоминают о музыке французского салона (от Шопена до Сен-Санса). Напор коды, начинающейся в глухих басах и заканчивающейся шикарным крещендо, звучит почти симфонично. Слушая Корто-пианиста, забываешь, что он играет на рояле. «Самое прекрасное в Корто — это то, что под его пальцами фортепиано перестает быть фортепиано» (Бернар Гавотти).

Слушая следующую интерпретацию рапсодии — великого польского пианиста Морица Розенталя (1862–1946),— сразу обращаешь внимание на различия с исполнением Корто. Точность следования тексту и немецкая пунктуальность в выполнении темповых указаний автора — вот что отличает его игру. Розенталь учился в Веймаре у самого Листа и перенял особенности виртуозного исполнения из первых рук. Однако все его аччелерандо и ритардандо точно высчитаны, нигде не поддаваясь стихийному порыву, он играет умеренно и аккуратно. Главная тема вступительного раздела звучит у него спокойно — как эпическое повествование о былых временах. Вторая тема — мягко и элегично. Кружащиеся фигурации по-шопеновски грациозно оплетают мелодию. Вся вторая часть исполнена ритмично и отчетливо, почти без темповых отклонений.